Блог: рак молочной железы

Рассказ моей пациентки о мастэктомии и реконструкции молочной железы

Рассказ моей пациентки о мастэктомии и реконструкции молочной железы

Это рассказ моей пациентки на форуме пластической хиругии, точнее ее отдельные посты, публикуется с ее разрешения. Материал взят отсюда  http://plastic-surgeon.ru/forum/showthread.php?t=12376

Я хочу рассказать о своей эпопее под названием рак молочной железы. Все началось с того, что перед тем, как лечь спать,  я случайно провела рукой по груди и почувствовала непонятное уплотнение. Сон был беспокойный. Утром пыталась понять что это. Побежала на УЗИ. Со стопроцентной уверенностью меня заверили, что это обычная киста размером всего 0,6 см. Это был конец июля 2013 года. Тогда мне было проще поверить, что это киста, хотя описание моего новообразования мало походило на кисту – неровные края, неоднородное содержимое. Шли месяцы, киста становилась все больше. И вдруг однажды, когда наклонялась, я увидела втяжение кожи на груди в том месте, где была киста. Я тут же побежала делать МРТ с контрастом. Контрастное вещество накопилось по второму типу, исключить или подтвердить диагноз мне не смогли. Опять пошла на УЗИ и сразу услышала слово рак. 6 марта 2014 года после биопсии диагноз подтвердился - протоковая карцинома.

Пока я ждала результат биопсии, я кинулась в интернет и за короткое время попыталась узнать как можно больше о раке молочной железы. На мое счастье мне попалось интервью заведующего маммологическим отделением петербургского онкодиспансера Алексея Георгиевича Манихаса. Он рассказал о новом способе лечения этого заболевания.

На западе этот метод лечения применяется давно, а в петербургском онкодиспансере с 2011 года. С помощью уникального для России аппарата «Интрабим» облучение проводят сразу на операционном столе, и курс лучевой терапии потом не нужен. Кроме того, операция обычно длится не более часа, дает хороший эффект и грудь не деформирует. 

Мне повезло, свою очередь я ждала всего неделю. Оперировал меня молодой и талантливый хирург Скворцов Виталий Александрович, кандидат медицинских наук.

Я раньше скрывала свой диагноз, знали только самые близкие. И для этого были свои причины. Все кто столкнулся с онкологией, понимают что я имею в виду.

В свое время я слышала и читала кучу ужасов, связанных с лечением онкологии. Помню такое ужасное выражение - там пахнет смертью. Но мне повезло с отделением и теми, кто там работает. Когда я туда пришла впервые, слава Богу, запаха смерти не почувствовала. Меня окружили заботой и вниманием. Я обязательно расскажу о своих первых и не только первых впечатлениях о своем хирурге. А начну с первой операции, которая была органосберегающей с облучением на операционном столе. Свою дозу облучения я получила всю сразу, а не как Лорена будет ее получать в течение 25 сеансов. До операции мне в опухоль ввели радиоизотопы, чтобы найти мои сигнальные или как их еще называют сторожевые лимфоузлы. Во время операции сделали срочную биопсию этих лимфоузлов, они казались чистыми, а вот уже при плановой доработке в двух лимфоузлах нашли микрометастазы. И теперь по плану была вторая операция. К тому времени была готова моя иммуногистохимия. Один из рецепторов оказался с гиперэкспрессией онкобелка HER2neu. Эта опухоль считается одной из агрессивных. Было принято решение делать мастэктомию. Скажу честно, когда ехала домой, зная что предстоит, хотелось рыдать. Дома с мамой минут пять проплакали, и еще я поплакала на следующий день утром. Светило солнышко, моя четырехлетняя дочка сладко спала. И рыдала я не из-за предстоящей мастэктомии, а когда поняла, что смогу не увидеть как она вырастет. Вот такая я была год назад до реконстукции.


В принципе моя реконструкция практически завершена, остался сосок и липофилинг в имплант, потому что в этом месте я стройненькая, жир откладывается в неправильных местах.)))

Раньше было очень грустно прохожить мимо магазинов с женским бельем. Сейчас поищу фотку после замены эспандера на имплант. Это фото через зеркало.

Продолжаю. Моя отсроченная реконструкция состояла из двух этапов. Практически год назад у меня была первая операция по реконструкции - установка эспандера. Эспандер – силиконовый баллон, в который постепенно вливается физиологический раствор, чтобы постепенно растянуть ткани груди и в дальнейшем установить имплантат. Эспандер у меня был расчитан на объём 340 мл. Примерно раз в 7-10 дней мне заполняли эспандер 80 мл физраствора. Потом я ждала, когда сформируется карман. И вот такая я пришла на повторную операцию почти через 6 месяцев - замену эспандера на имплант.

Когда проходила лечение в госпитале Бурденко - это 4 химиотерапии и 17 таргентных - Герцептин, то насмотрелась на тех, кто залетел повторно. И по моей иммуногистохимии больше всего случаев контралатерального рака, то есть во второй груди.

Но почему-то мой доктор не хочет чтобы я делала превентивную мастэктомию второй груди. Даже помню, как он на меня посмотрел, когда я об этом заговорила.)Но у меня эта тема с повестки дня не снята. 

Сегодня не удержалась и опять сфографировалась в белье. Вот что значит, что полтора года я не имела возможности его носить.


Удивительно, но давно все забылось. И не верится, что что-то было. Даже когда переодеваюсь, не верится.) 

Девушки, рассказываю о своем докторе.) Когда я его увидела впервые , то решила, что это интерн, уж очень молодо выглядел. Как я прочитала на одном питерском форуме: "Ох Виталий Александрович очень мягкий доктор, заботливый, внимательный и терпеливый. Но видон у него конечно - детский сад, младшая группа." Но он и в принципе молод, тогда ему было 32 года. Когда я поняла, что меня будет оперировать Виталий Александрович, решила пособирать о нем информацию.) В медицинском репортере нашла статью "Конгресс по РМЖ в Глазго. Среди выступающих есть наши!" И вот цитата из этой статьи: С радостью обнаружила, что на конгрессе будет делать сообщение наш российский специалист, наш «один за всех», единственный россиянин с докладом (по крайней мере в программе только он заявлен). Итак, встречайте – V. Skvortsov (Russian Federation). Тема доклада тоже поразительная для наших широт: «Первые результаты использования интраоперативной радиотерапии в лечении женщин с раком молочной железы на ранних стадиях». Это когда прямо во время операции облучают место, где была опухоль. Порывшись в сети, я решила, что V. Skvortsov – это Виталий Скворцов из Санкт-Петербурга, он еще в прошлом году диссертацию защитил как раз по РМЖ в НИИ онкологии им. Петрова. Ну что ж, молодец, правда! Так держать!"

Да, речь шла о моем докторе.) Мне становилось все спокойнее и спокойнее, я поняла, что буду в надежных руках. И да, он заботливый, внимательный, терпеливый. Приезжал к своим пациенткам и в выходные дни. У него золотое сердце. И, конечно, у него золотые руки. Когда год назад я шла в Питербургский онкологический диспансер на реконструкцию, у меня ни один мускул не дрогнул. У меня не было никаких негативных воспоминаний, связанных с этим местом. И я уверена, что это заслуга Виталия Александровича.

 Решила показать себя перед реконстукцией ареолы и соска. И по плану еще будет липофилинг.

Исходник был печальный.))) И на правой груди только подтяжка. Я то хотела туда имплантик вставить, но доктор сказал нет. Мне всегда казалось, что при подтяжке грудь становится намного меньше. Хотя после этого диагноза размер меня волнует меньше всего.)))

Да, жизнь после 50 только начинается.)))